Портал ISRAland - израильские новости


17 Февраля 2018 [2 Адара, 5778 г.] В Иерусалиме
Взгляд: В мире
Архив статей

Что стоит за отставкой министра нефти Ирана

21.08.2007 | 22:22


Владимир Месамед

Объявленную 13 августа отставку министра нефти Ирана Казема Вазири-Хаманэ правомерно рассматривать как один из компонентов правительственного кризиса. В системе исполнительной власти в исламском Иране отставки министров не являются достаточно распространенным явлением, однако за два года каденции нынешнего президента, являющегося в Иране главой кабинета, нынешняя отставка – четвертая по счету. Ранее своих постов лишились министры общественного благосостояния, кооперации, промышленности и рудников. Иранские СМИ не опубликовали никаких материалов о причинах неожиданной для всех отставки министра нефти. Лишь праворадикальная "Джомхурийе эслами" в обзоре важнейших событий уходящей недели связала отставку министра такой ключевой для страны отрасли как нефтяная с некими "неблаговидными делами, творившимися в этом ведомстве". Сама же отставка, по мнению газеты, может создать нестабильность в сфере управления".Причины смены главы этого ведомства, своего рода государство в государстве, контролирующего доходы от экспорта иранской нефти, составляющие по разным оценкам от 52 до 58 миллиардов долларов в год, важна для понимания нынешней ситуации в стране.

Аналитики справедливо связывают отставку Казема Вазири-Хаманэ с экономическими неурядицами, вызванными главным образом введением в Иране квотирования бензина. Министр нефти активно противился введению квотирования, считая, что для экономики страны более целесообразно повышение цен на бензин, что избавило бы Иран от необходимости колоссальных расходов по оплате дотаций. Ахмадинежад настоял на введении квотирования, невзирая на заранее прогнозируемые отрицательные последствия этого шага. Это, несомненно, увеличило число критиков его экономической политики. К числу оппонентов Ахмадинежада относится и смещенный со своего поста одновременно с Вазири-Хаманэ министр промышленности Али-Реза Тахмасби, которому вменялось в вину недовольство методами руководства президента, всячески продвигавшего близких ему людей на ключевые посты в этом ведомстве. В течение последней недели в Тегеране говорили и о третьем претенденте на "вылет" из правительства Ахмадинежада – министре экономики Давуде Данеш-Джафари. Сам министр предпочитает не появляться в офисе, ожидая дома решения своей участи. Али-Акбар Мехрабиян, возглавивший министерство промышленности, входит в число ближайшего окружения Ахмадинежада. Именно Мехрабиян, занимавший до последнего времени пост директора главка по проведению программы квотирования бензина, способствовал снятию со своих постов министров нефти и промышленности.

Несомненно, отставка министра нефти вызвала в стране живую реакцию. Именно его министерство ответственно за распределение нефтепродуктов в стране, и именно ему вменяют в вину все негативные последствия введения в Иране квотирования бензина. На всех этапах оно проходило очень болезненно. В начале, 22 мая, были введены специальные магнитные карточки. Они означали, что отныне для получения бензина на заправочной станции каждому владельцу автомобиля или мотоцикла необходимо предъявить специальную карточку, куда внесена его личная информация. Карточки тут же начали широко циркулировать на черном рынке, где на них наблюдался ажиотажный спрос, ибо по ним можно было купить бензин по относительно низкой цене 100 туманов за литр, то есть примерно по 10 центов. "Те, у кого нет талонов, вынуждены будут приобретать бензин в пять раз дороже" – писала 26 мая газета "Джомхурийе эслами".

Введение в обращение магнитных карточек сразу же отразилось на тарифах на транспорт. Сбылись и мрачные прогнозы экономистов, которые предрекали резкий рост цен и на основные продукты питания. В июне иранская пресса привела данные последних исследований потребительского рынка крупных иранских городов. Цены на картофель выросли более чем вдвое – с 350 до 800 туманов, а в Тегеране - до 1000 туманов и продолжали расти. Поднялись и цены на хлеб и курятину. Газета "Иран" связала тогда скачок цен с промахами экономической политики правительства Ахмадинежада. Введя карточную систему на горючее, его правительство преследовало вполне определенную цель – приучить население к жесткому режиму экономии. Это необходимо на тот случай, если вдруг страна окажется в состоянии внешней экономической блокады и не сможет импортировать бензин в необходимых количествах. Власти предполагали, что введение карточек на бензин и поэтапный переход на его квотирование немедленно приведет к экономии в расходе нефтепродуктов. Однако очень скоро выяснилось, что заметна противоположная реакция – потребление бензина увеличилось. Так, с 29 мая по 1 июня ежедневное потребление бензина в стране составило 75 миллионов литров, что почти на 7% превысило его расход в период до введения карточек. Вводя карточки, правительство полагало также, что привычка к нормированию позволит снизить протестные настроения на случай чрезвычайной ситуации, вызванной, например, проведением военной операции против Ирана, которую в стране считают потенциально возможной.

В начале июня, как и предвидели критики экономической политики Ахмадинежада, в стране были впервые отмечены громадные очереди на АЗС. Аналитики рассматривали это как зловещий симптом накануне субботы, 9 июня, когда можно будет заправиться бензином только по карточкам. Пресса предрекала в этой связи возможность беспорядков. Газета "Хайате ноу" написала 6 июня: "Правительство в эти дни все чаще выражает тревогу относительно последствий предпринятых шагов в нормировании бензина. Очереди на бензозаправках делают эту тревогу все более ощутимой".

Даже сторонники президента начали связывать экономические и социальные тяготы населения с такими реалиями его политики как введение квотирования бензина и реализация ядерной программы, требующей непомерного для страны финансирования. Ряд депутатов иранского Меджлиса (парламента) потребовали немедленно свернуть квотирование и вернуться к прежней практике распределения горючего. Один из них заявил с парламентской трибуны: "Как можно объяснить моим избирателям, что их страна, обладающая несметными запасами углеводородного сырья, вводит жесткий лимит на потребление нефтепродуктов?". На это спикер парламента Голам-Али Хаддад-Адель парировал следующим образом: "Меры контроля над использованием бензина направлены на то, чтобы уменьшить уязвимость страны перед кознями наших врагов и должны быть восприняты как важная. патриотическая задача"

Предвидя взрывоопасность ситуации, правительство отложило введение квотирования на 27 июня, За несколько дней до этого по стране прокатилась волна поджогов бензоколонок. В одном Тегеране накануне было отмечено как минимум 12 подобных инцидентов.
Начались грабежи банков, магазинов, государственных учреждений. На улицах появились демонстрации, принимавшие грозный характер. Не помогло даже обращение Вазири-Хаманэ, в котором он от имени правительства заверил, что будут предприняты все меры и в течение 3 месяцев положение с нормированием бензина будет выправлено. Апогея кампания неповиновения властям достигла 27 июня, когда студенты прошли по столице с лозунгами, требовавшими физического уничтожения нынешнего президента. По Тегерану и другим городам страны "гуляла" речевка, в которой рефреном звучала фраза " Ахмажинежад коштэ шэ" ( досл. - "Да будет убит Ахмадинежад").

По сообщениям газеты "Новруз" за 30 июня, всего в Иране в дни массовых волнений нападению и разграблению подверглись примерно 750 бензоколонок. Другая тегеранская газета – "Эттемаде мелли" – назвала громадные очереди на бензоколонках частью местного пейзажа

На прошлой неделе выявились новые аспекты бензинового кризиса. и введения против Ирана экономических санкций. Начались перебои в обеспечении страны медикаментами. Многие западные компании, десятки лет поставлявшие в Иран лекарства, отказываются ныне это делать, опасаясь подпасть под действие санкций. В первую очередь, по сообщениям "Эттемаде мелли", это касается препаратов с радиоактивными компонентами, что отразилось на лечении раковых больных, которым не могут отныне делать процедуры, связанные с облучением. Кроме того, иранская пресса запестрела сообщениями о том, что бензиновый кризис в стране стал "дурно пахнуть". Выяснилось, что лимитирование обеспечения бензином мусороуборочных машин не позволяет им обеспечивать полный и качественный вывоз мусора. Как сообщила 13 августа газета "Афтабэ Йазд", для вывоза мусора в одном лишь Тегеране требуется 40 тысяч литров бензина в день, однако выделяется меньше половины. Именно поэтому муниципальные службы столицы не справляются с вывозом мусора, и город постепенно превращается в громадную помойку. По сообщениям прессы, в эти дни нашлось неожиданное решение проблемы вывоза мусора – по инициативе жителей окраинных районов столицы, к вывозу мусора привлекли гужевой транспорт, главным образом – ослов. В последние дни это превращается в выгодный бизнес, к нему подключились готовые на самую низкую оплату труда. афганские беженцы, переносящие груды мусора на своих плечах. Условия нынешнего лета, когда в столице установилась невиданная жара, грозят городу опасностью инфекционных болезней. В некоторых районах Тегерана уже отмечены вспышки заболевания холерой.

Волна подорожания затронула и авиаперевозки. В середине августа цены на билеты взлетели на 15-17%, а по данным информационного агентства ИСНА от 18 августа на некоторых направлениях подорожание составило от 20 до 30%. При этом ряд публикаций в столичных газетах свидетельствуют, что это – лишь первый этап упорядочения авиационных тарифов. Руководитель иранской организации гражданской авиации Мортеза Ханлари в интервью прессе посетовал на то, что повышение цен на билеты не покрывает возросших издержек иранских авиакомпаний на перевозки. На введения квотирования бензина отреагировал и рынок жилья. В Тегеране это выражается в повышении цен на квартиры на 30%-35%. В престижных северных районах столицы рост цен еще выше – на 60%-65%. Страдают и владельцы мелких и средних бизнесов – аренда помещений уже увеличилась вдвое. Вполне естественно, что все эти неурядицы вызывают возмущение населения, снова выливающиеся в демонстрации. В пятницу 17 августа демонстранты собрались на центральной площади города Саккеза и только вмешательство внутренних войск помешало демонстрации превратиться в беспорядки. Иранская пресса сообщает о все увеличивающейся волне контрабанды бензина из государств Персидского залива. В частности, речь идет об организованной переправке дешевого топлива из Омана в порты иранской провинции Хормозган. К этому выгодному бизнесу привлекаются даже иранские дипломаты в этом регионе. На днях в Тегеран были отозваны несколько сотрудников Посольства ИРИ в Султанате Оман. Выяснилось, что, пользуясь дипломатической неприкосновенностью, они переправляли на своем транспорте тонны бензина.

Очевидно, все негативные явления, связанные с введением квотирования бензина, приписываются бывшему министру нефти. На его же президент Ахмадинежад взваливает ответственность за полный провал в выполнении своих предвыборных обещаний. В частности, это касается широко растиражированных предвыборных обещаний борьбы с коррупцией. Ахмадинежад неоднократно делал довольно громкие заявления о своей решимости выкорчевать это явление, причем, прежде всего – в министерстве нефти, где он был готов вступить в жесткую схватку с могущественными кланами, в значительной мере прибирающими к своим рукам поток нефтедолларов. Выступая в июне 2005 года на одном из предвыборных митингов, он заявил в этой связи: « Трудно объяснить, как стала возможной ситуация, когда по истечении 26 лет со дня победы исламской революции наш народ все так же нищ, а горстка погрязших в коррупции нуворишей грабит национальное достояние. Я клянусь покончить с этим». А 11 июля того же года в интервью первой программе Тегеранского телевидения новоизбранный президент подтвердил это заявление и добавил, что занял свой высокий пост для того, чтобы в Иране возобладали идеи социальной справедливости. Судя по тому, как часто Ахмадинежад на своих предвыборных встречах упоминал министерство нефти, он был склонен начать антикоррупционную программу именно с этого ведомства, через которое ежегодно проходят десятки миллиардов долларов, значительная часть которых, как заявлял сам Ахмадинежад, оседает в карманах его высших чиновников и переправляется в зарубежные банки. Если бы президент был верен своим обещаниям, то, использовав лишь сверхдоходы, полученные этим министерством из-за резкого скачка цен на нефть на мировых рынках энергоносителей, он смог бы успешно профинансировать наиболее насущные программы борьбы с безработицей (она реально достигает в Иране 30 % ) и создания новых рабочих мест, сбив тем самым накал социального напряжения в стране. Увы, этого не произошло, и на роль громоотвода был определен ныне уже бывший министр нефти Казем Вазири-Хаманэ.

На фото: Казем Вазири-Хаманэ

Сайт Института Ближнего Востока в Москве (http://www.iimes.ru/)

Если вы заметили орфографическую ошибку,
выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Поделиться:
Реклама в Израиле


Главная | Знакомства | Знакомства с анкетой | Доска объявлений | Курсы валют | Статьи | Опросы | Онлайн ТВ | Анекдоты | Гороскоп | Новости в фото | Новости за вчера
Рейтинг | Lenta новостей | Канал новостей США | Подписка на новости | Баннерная сеть | Загрузка файлов | Форум | Связаться с нами | Реклама у нас
новости израиля Любое использование материалов запрещено без письменного разрешения редакции сайта новостей ISRA.com.
При перепечатке гиперссылка на сайт Израильские Новости обязательна.
ISRAland Online Ltd. 1999 - 2018 © Все права защищены.
Лицензионное соглашение
Ограничение использования материалов агентства Associated Press

последние новости США ISRA.com рейтинг Система Orphus