Портал ISRAland - израильские новости


21 Ноября 2017 [3 Кислева, 5778 г.] В Иерусалиме
Взгляд: В Израиле
Архив статей

Нетаниягу: против Ирана и «буцифизма»

Нетаниягу: против Ирана и «буцифизма»

28.02.2015 | 14:16
Фото: ISRA.com/AP Фотограф: Gali Tibbon


«Буцифизм» в кавычках, потому что такого слова в русском языке до сих пор не было. Я сам его образовал, составив из первых букв имен лидеров Сионистского лагеря Ицхака Бужи Герцога и Ципи Ливни.


23 февраля, беседуя с журналистами русскоязычных СМИ в Иерусалиме, глава правительства Биньямин Нетаниягу старательно избегал прямых упоминаний о Герцоге и Ливни. Но премьер – прекрасный оратор и очень умный человек.

И не называя противников, Нетаниягу заставил меня мысленно произносить их имена: Бужи-Ципи, Ципи-Бужи...Впрочем, Бужи – это не имя, а прозвище. Постепенно звуки выстроились в слово, которого до сих пор не было.

Оно мне понравилось. Такой трюк лингвистический: сначала просто сочетание звуков, а потом оно постепенно наполняется смыслом.

Нетаниягу говорил о том, что произошло за те 6 последних лет, когда он руководил страной. Почему-то мне кажется, что говорил он искренне – а какой был смысл пытаться нас обмануть, когда любые сведения о каждом шаге правительства, парламента, партии и отдельного государственного деятеля можно найти в Google и в социальных сетях?

- Жилищный кризис. Да, он есть. Но, по-моему, несправедливо обвинять правительства последних двух каденций в том, что они этот кризис создали. Глубинной причиной было решение кабинета Эхуда Ольмерта не строить в районах, где жилье пользуется повышенным спросом.

Нам это досталось в наследство. Вероятно, мы не сразу почувствовали, насколько тяжелое и опасное это бремя. Но когда почувствовали, начали принимать меры. Переводим базы ЦАХАЛа из Црифина, Ришон ле-Циона, Глилот на юг, в Негев. Эффект двойной: на юге строительство поселков для военных дает массу рабочих мест. На освободившейся земле в центре страны начинают строиться десятки тысяч квартир. Чтобы удовлетворять спрос, нам надо ежегодно строить по 30 тыс квартир. Они у нас будут.

За эти шесть лет проложены сотни километров автодорог, сооружены десятки развязок, тоннелей, мостов. Все для того, чтобы приблизить периферию к центру. А самое главное – мы связали Сдерот, Нетивот, Кирьят-Гат и другие провинциальные города с Тель-Авивом и с Хайфой линиями железной дороги. Вот в Кирьят-Гате строится сегодня 7 тысяч квартир. Это удобное, современное и относительно недорогое жилье. А от Кирьят-Гата полчаса езды в комфортабельном вагоне до Тель-Авива. Это означает, что многие израильтяне, молодые и не очень, смогут приобрести жилье на юге и продолжать работать в центральном регионе.

Мы решим проблему. Ведь главное для того, чтобы вернуть рынку жилья нормальные пропорции, равновесие – надо наращивать предложение, а вовсе не вводить нулевой НДС на покупку первой квартиры, как предлагал экс-министр финансов Яир Лапид.

- Но вы ведь, господин премьер, кажется, проголосовали за это предложение Лапида в свое время?

- А что я мог сделать? Страной управляет не правительство «Ликуда», а коалиция, а значит, есть коалиционная дисциплина. И вы ведь помните, что «Ликуд» на предыдущие выборы пошел единым списком с партией «Наш дом Израиль». В Кнессете каждая из партий уже действовала самостоятельно. И что мог сделать «Ликуд», имея всего 18 мандатов?

Но я продолжу. Так что не нулевой НДС, а предложение, только предложение. Мы уже его наращиваем. Вот передо мной данные Банка Израиля. В минувшем году начаты строительством 44 тыс единиц жилья. До недавнего времени в частном владении находилось всего 7% земли в стране, остальные 93% принадлежали государству. По моей инициативе были приняты решения, благодаря которым в частной собственности теперь 11% земли. Это ведь все площади под строительство жилья.

Нам просто нужно время. Кризис на рынке жилья не разрешается мгновенно. Еще несколько лет, и он останется позади.

А если рассматривать сферу экономики в целом, то наши достижения очевидны. Мы относительно легко преодолели последствия первой волны глобального кризиса в 2008-2010 годах – во многом благодаря реформам, проведенным мной в первую премьерскую каденцию и позже, на посту министра финансов. Я стремился открыть тогда еще во многом социалистическое народное хозяйство Израиля для конкуренции.

Вы, возможно, застали после репатриации то время, когда из Израиля нельзя было выезжать за границу, имея в кармане несколько тысяч долларов. Один из моих предшественников-премьеров (Ицхак Рабин - Д.Н.) поплатился своей должностью за то, что у него был счет в банке за границей. Я эти ограничения отменил. Еще недавно максимальный подоходный налог у нас составлял 65%. У людей не было стимула работать. Я снизил налоги. Надо отдать должное покойному Ариэлю Шарону: когда он был премьером, а я – министром финансов в его правительстве, он дал мне карт-бланш на проведение реформ.

Сейчас мир захлестнула вторая волна, не менее мощная, но мы и с ней справляемся. Безработица в Израиле – 5.6%, один из самых низких показателей среди государств – членов OECD (Организации экономического сотрудничества и развития – Д.Н.). По такому показателю, как валовой внутренний продукт на душу населения Израиль уверенно обошел Кипр, Грецию, Португалию, Испанию, Италию и быстро нагоняет Францию, Великобританию, ФРГ.

Мы не хотим быть зависимы от стран Европы и США, потому стремимся развернуть наш экспорт в сторону Китая, Японии, Индии – и нам это удается. Мы могли бы развиваться еще быстрее, если бы обстановка у наших границ и в регионе в целом была спокойна.

Но она не спокойна. Я говорю о региональном политическом кризисе, который в принципе касается всего земного шара. Между Востоком и Западом разрастается раковая опухоль исламского фундаментализма. Она расползается по всей земле. У этой опухоли два корня: один - шиитский фундаментализм, второй - суннитский. Шиитский Иран посредством своих пособников пытается воспользоваться слабостью стран, которые разваливаются.

Я ни на секунду не прельстился и не обманулся "арабской весной". Некоторые из тех людей, что сегодня пытаются завоевать симпатии ваших читателей, назвали меня за это «динозавром», объясняли, насколько я непонятлив, не шагаю в ногу со временем, не понимаю, что в «арабский мир пришла новая эпоха - демократическая и либеральная». Я сказал: нет, я этого не понимаю и не вижу.

Мне говорили, что я не вижу прогресс. Я не вижу прогресс, отвечал я. Я вижу исламский фундаментализм. Он захватил государства.
Я защищал Израиль в ситуации, когда государства вокруг нас разваливаются, а тысячи людей гибнут, когда миллионы стали беженцами, а террор зверствует везде. Я сохранил Израиль одним из немногих островов стабильности в этом регионе.

При этом нам приходилось не раз применять военную силу против ХАМАСа. Но мы вместе с министром обороны и с начальником Генштаба ЦАХАЛа действовали максимально осмотрительно и ответственно.

Уже долгие годы я пытаюсь пресечь попытки Ирана обзавестись ядерным оружием. Иран несет огромную угрозу нам, огромную угрозу региону и всему миру. Вот мы с вами видим, как армия того, что называет себя Исламским государством Ирака и Леванта, рубит головы и сжигает людей заживо. Представьте, что будет, если в руки ИГИЛ попадет ядерное оружие.

А Иран – это Исламская республика. Планету не ожидает ничего хорошего в случае, если Иран обзаведется атомной бомбой. Тогда его возможности распространить власть и влияние на Ближнем Востоке, в мире в целом многократно возрастут. Это при том, что и сейчас, не имея ядерного оружия, Иран уже фактически контролирует 4 столицы: Багдад, Дамаск, Бейрут, Сану.

Иран распространяет террор по всему миру, в 25 государствах, на четырех континентах, только в последние годы. И он, конечно, пытается взять нас в клещи смертоносными щупальцами. Эти щупальца – «Хизбалла», ХАМАС, и руководимые генералами Корпуса стражей исламской революции отряды на Голанах. Мы бьем по этим щупальцам, но ни на секунду не заблуждаемся: щупальце - это не сам спрут.

Нанеси удар по щупальцу, но что важнее - разберись с самим спрутом, который станет намного опаснее, если сможет обзавестись ядерным оружием. Иран – гигантская машина, генератор нестабильности на Ближнем Востоке и в мире. Что такое «Хизбалла» без Ирана? Пустое место. Что такое ХАМАС без Ирана? Ноль.

Я открыл свою первую каденцию главы правительства визитом в США и речью перед двумя палатами Конгресса. Это была первая речь, с которой я выступил. И тогда уже я сказал, что наиболее опасная угроза для моего государства и для будущего человечества - это обзаведение Ирана ядерным оружием.

Я убедил мир применить к Ирану санкции. Я полагаю, без этих действий Иран получил бы это оружие уже несколько лет назад. Но этого не произошло. Были введены санкции, которые буквально повалили аятолл на колени. Это хорошо. И что же? Теперь мировые державы идут на соглашение, которое позволит Ирану не только подняться на ноги, но и получить возможность в течение считанных лет создать десятки атомных бомб.


Я думаю, моя обязанность как главы правительства Израиля - сделать все, чтобы предотвратить подписание этого плохого соглашения. И даже если оно будет подписано, его утверждение может быть остановлено только в одном месте. В одном месте. К сожалению, не в израильском Кнессете, иначе я выступил бы с речью там. Это место - Вашингтон. Конгресс может решить судьбу этого соглашения. Потому я направляюсь туда. Потому что это соглашение будет представлено уже через несколько дней, 24-го марта. А выборы у нас – 17-го. Эти даты оказались близки одна к другой.

Я попытаюсь убедить Конгресс США, что это соглашение опасно для нас, опасно для мира. И может дать Ирану возможность подчинить себе Ближний Восток, а потом угрожать всему миру в качестве ядерной державы с межконтинентальными ракетами.

Это очень сложная задача. Историческая задача. Национальная и, если хотите, глобальная задача. Первая по важности. Намного более важная, чем вопросы протокола.

- И решая ее, вы готовы вступить в прямое и открытое столкновение с президентом США?

- Я не стремлюсь ни к какому конфликту. Но сейчас на повестке дня столь судьбоносный вопрос, колоссальный вызов, что я готов возражать и спорить с кем угодно.

Но вообще израильские лидеры всегда находили в себе силы поступать так, как считали необходимым они сами, а не как советовали или требовали американские руководители. Госсекретарь Джон Маршалл в 1948-ом был категорически против провозглашения независимости Израиля. Однако Давид Бен-Гурион провозгласил создание еврейского государства.

Президент Линдон Джонсон решительно возражал против намерения Израиля ударить по Египту и другим арабским странам в июне 1967-го. Но премьер Леви Эшколь начал Шестидневную войну.

В 1981-ом премьер Менахем Бегин отдал приказ бомбить атомный реактор в Ираке, хотя президент США Рональд Рейган был против. И что? Ухудшились отношения? Наоборот, они только укрепились со временем. Когда премьер-министры Израиля чувствовали, что стране угрожает опасность – они, выполняя свой долг, становились на защиту интересов своего народа. Сегодня – как раз такой случай. Думаю, следует понимать, что это необходимо


- Ваши политические оппоненты (и не только они) упрекают вас в том, что вы не уничтожили ХАМАС окончательно во время операции «Нерушимая скала» летом 2014 года.

- Легко сказать «уничтожить». Произнести слово ничего не стоит. Во сколько это обойдется? Сколько потребуется времени, средств и прочего, о чем я не хочу говорить? Я считаю, что руководил операцией очень ответственно и вместе с тем жестко. ХАМАС получил мощный удар.

Мой покойный брат Йони говорил: сначала точно определи цель, а потом достигни ее с минимальными потерями. В чем различие между хорошим командиром и командиром плохим? Даже плохой или средний командир могут добиться цели, бросив в огонь достаточно много солдат. А мы стремились сохранить жизни наших солдат, но при этом сумели нанести сокрушительный удар, пресечь ракетные обстрелы, разрушить тоннели и склады террористов.

Чувствуется, Нетаниягу говорит об иранской угрозе намного меньше, чем знает. Это понятно. А Герцог и Ливни не устают повторять: приняв приглашение выступить в Конгрессе без согласия Барака Хусейна Обамы, Нетаниягу ведет Израиль к фактическому разрыву отношений с США. Из-за этого мы вот-вот останемся один на один с Ираном.

Это уже менее понятно. С чего они это взяли? Ну обиделся Обама на Нетаниягу – что с того? В Вашингтоне достаточно видных государственных деятелей, которые, напротив, израильского премьера поддерживают. Вот это и есть «буцифизм» - недостаток логики, обоснованных аргументов и чрезмерное нагнетание страстей.

Герцог-Ливни обвиняют Нетаниягу в том, что ради «политического выживания он готов на все, - даже на то, чтобы лишить Израиль поддержки и дружбы Большого брата». Но, во-первых, можно по-разному понимать «готовность пойти на все». А во-вторых, почему желание политика продолжить руководить страной – это плохо? Ведь и сам «буцифизм» открыто демонстрирует лозунг: только бы свалить Биби – остальное менее важно. И разве Герцог-Ливни борются сейчас не за собственное политическое выживание? Если Сионистский лагерь не выиграет выборы, кто гарантирует Герцогу успех на следующих праймериз в «Аводе»? Желающих порулить там достаточно.

А Ливни? Сионистский лагерь – четвертая партия, в которую Ливни пришла за последние 10 лет. Будет ли пятая, в которую эта женщина сможет перепорхнуть в случае провала четвертой? Гражданам рано или поздно надоест голосовать за виртуальные списки вроде «а-Тнуа», обещающие «мир, расцвет демократии и социальный прогресс». Многим уже надоело. Видимо, Ливни это почувствовала, потому и сочла необходимым слиться с «Аводой», у которой хотя бы есть местные отделения, поддержка некоторых профсоюзных комитетов.

«Буцифизм» подчеркивает: Нетаниягу завел в тупик так называемый мирный процесс, Европа разочаровалась, а потому «Израиль на пути к полной международной изоляции». По поводу изоляции – заведомо ложный тезис, ее нет. А куда Нетаниягу мог завести мирный процесс, если требования Абу-Мазена и компании невыполнимы, если сами палестинцы за последние 22 года (после Осло) нарушили все договоренности? Герцог-Ливни, по-моему,заблуждаются относительно настоящей цели палестинцев.

Если бы настоящей целью было создать мирное, демилитаризованное государство, Арафат принял бы то, что экс-патрон Герцога Эхуд Барак в свое время предлагал палестинскому лидеру в Кемп-Дэвиде. Если бы настоящей целью было создание мирной, демилитаризованной и демократической Фалястын, Абу-Мазен принял бы то, что Ольмерт, а потом сама Ливни не в меру щедро предлагали преемнику Арафата. Но палестинские вожди этого не сделали, поскольку их истинная цель – Фалястын вместо Израиля.

Если во власти иллюзий находится политик, это проблемно, но терпимо. Если во власти иллюзий находится претендент на руководство страной, это для нее смертельно опасно. На мой взгляд, Герцог-Ливни как раз питают иллюзии и не желают смотреть правде в глаза. Похоже, был период – но довольно короткий – когда и Нетаниягу питал иллюзии в свою первую премьерскую каденцию. Иначе чем объяснить, что в 1997-ом он согласился передать часть Хеврона под контроль ПА?

А в марте 2013-го, во время визита Обамы в Израиль, Нетаниягу – надо полагать, поставленный в тупиковую ситуацию, гостю отказать неудобно – под давлением президента США позвонил главе правительства Турции Реджепу Тайыпу Эрдогану и попросил прощения за действия израильского морского спецназа на борту судна «Мави Мармара». Многие израильтяне до сих пор убеждены, что Нетаниягу совершенно напрасно подверг унижению себя и Израиль. Эрдоган в полном соответствие с нормами поведения восточных тиранов после того телефонного разговора стал только обильнее и чаще обливать еврейское государство грязью и продолжил открыто поддерживать палестинский террор. Мораль сей басни: а не надо все-таки прогибаться под кого бы то ни было.

«Буцифизм» пугает израильтян: если мы не урегулируем конфликт на основе имеющихся инициатив и предложений (сплошь невыгодных, неприемлемых для Израиля, да и вовсе не реальных – Д.Н.), нам навяжут решение конфликта извне. Сомневаюсь, что кто-то сможет что-либо Израилю «навязать извне». Времена-то изменились. Израильтяне не согласятся стройными колоннами, образно говоря, маршировать к газовым камерам. А потом, Израиль – не распадающаяся Югославия середины девяностых. Израиль способен защитить себя от любой попытки ему что бы то ни было навязать.

Ну и наконец, «буцифизм» экономический. Экономическую часть предвыборной платформы для Сионистского лагеря писал профессор Эммануэль Трахтенберг. Вот раздел о решении проблемы жилья.
Первое, что предлагает Трахтенберг: учредить должность некоего суперминистра, который получит полномочия координировать решение всех вопросов, связанных со строительством жилья: планирование, проектирование, привязка к местности, выдача разрешений, прокладка магистральных коммуникаций и т.п.

Второе. Государство будет бесплатно выделять землю подрядчикам и предпринимателям, они построят жилье, и часть его передадут госструктурам. А уж последние станут сдавать эти квартиру в аренду нуждающимся. Причем чем ниже доходы у нуждающегося, тем дешевле будет для него аренда. Через 15-20 лет государство квартиры продаст.

Часть дохода от продажи смогут получить и те, кто арендовал это жилье многие годы. Но для этого эти граждане должны будут в арендный период согласиться на некоторое повышение платы за квартиры.

Вот как прокомментировал эти идеи глава Ассоциации оценщиков земельных участников Израиля Оэд Данос:

- Суперминистр, координирующий решение всех проблем в сфере проектирования и выдачи разрешений на строительство, у нас есть уже давно. Это министр внутренних дел. Что, это дало хоть какой-то положительный эффект? Все согласования и увязки как раньше отнимали долгие годы, так и сейчас отнимают.

Теперь о передаче земли бесплатно подрядчикам и предпринимателям. Вопросов много. В каких регионах будут выделяться участки? Какие дома предполагается строить – коттеджи, многоквартирные? В каких количествах? Кто определит критерии, по которым это жилье станут передавать в аренду гражданам? Иными словами, кто получит право на эти квартиры, а кто нет?

И самое главное: казна государства перестанет получать часть налоговых доходов, ведь сейчас все земельные участки продаются, а Сионистский лагерь предлагает давать землю бесплатно. Кто и как возместит эти финансовые потери?

Ангажированные СМИ и противники Нетаниягу понимают, что в открытом политическом поле и в честном бою им его и его партию не одолеть. Среди левых нет людей, которые имеют хотя бы десятую долю харизматичности и обаяния премьера. Видимо, поэтому вброс компромата на семью Нетаниягу в последние недели усилился многократно. Нетаниягу говорит, что привычен к нападкам и старается не обращать на них внимания: «Крайне обидно только то, что конкуренты неизменно пытаются втянуть в эти разборки мою супругу. Но она-то здесь при чем?»

Давид Натензон


Если вы заметили орфографическую ошибку,
выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Поделиться:
Реклама в Израиле


Главная | Знакомства | Знакомства с анкетой | Доска объявлений | Курсы валют | Статьи | Опросы | Онлайн ТВ | Анекдоты | Гороскоп | Новости в фото | Новости за вчера
Рейтинг | Lenta новостей | Канал новостей США | Подписка на новости | Баннерная сеть | Загрузка файлов | Форум | Связаться с нами | Реклама у нас
новости израиля Любое использование материалов запрещено без письменного разрешения редакции сайта новостей ISRA.com.
При перепечатке гиперссылка на сайт Израильские Новости обязательна.
ISRAland Online Ltd. 1999 - 2017 © Все права защищены.
Лицензионное соглашение
Ограничение использования материалов агентства Associated Press

последние новости США ISRA.com рейтинг Система Orphus