Портал ISRAland - израильские новости


18 Июня 2019 [15 Сивана, 5779 г.] В Иерусалиме
Взгляд: В Израиле
Архив статей

Ликудномика

16.02.2007 | 01:22


Зеэв Этингер, Вести

Так уж получилось, что в последние тридцать лет в министерстве финансов сидели люди из Ликуда.


Краткая каденция рафинированного политика Шимона Переса не может служить отрицанием этого факта, а другой министр от Аводы - Авраам (Байга) Шохат - прославился лишь безумными дефицитами. После того, что он с экономикой сделал, он должен был бы на ней жениться, но Байга ограничился дочерью Леви Эшколя.

Детская непосредственность

Придя к власти в 1977 году, Ликуд не знал, что с властью делать. Его лидеры просидели предыдущие тридцать лет в оппозиции и всерьез воспринимали лозунги как метод управления государством. Неудивительно, что они не сменили гнилую бюрократию, продажность которой, собственно, и привела Ликуд к вершине. Об экономике подпольщики Бегин и Шамир вообще не слышали и потому просто оттолкнулись от платформы Аводы: социализм - это плохо, давайте строить капитализм.

Вот только добрые намерения вели прямиком к катастрофе. Экономика Израиля была слишком слаба, а израильский фунт взяли и сделали свободно конвертируемой валютой. Бодрые кличи министра финансов 1981-1983 годов Яакова Аридора привели к тому, что население бросилось обменивать фунты на доллары, а продавцы - менять ценники на товарах не реже раза в неделю. От 440% инфляции пытались спастись, выдавая зарплату с той же частотой, но эта мера только усугубила ситуацию. Разрушение государства удалось приостановить, но внешний долг вырос с 7 миллиардов долларов до 30 миллиардов, и мы это чувствуем на себе - с тех пор до трети расходной части госбюджета уходит на возврат долгов.

Тогда же под руководством очередного министра финансов Ицхака Модаи было принято знаменательное решение в демагогическом стиле. Поскольку налоги в Израиле непомерно велики (не говорите, что в других странах тоже много платят, нигде не отчисляли 55% от зарплаты в 3 тысячи долларов в месяц), то во всех секторах экономики перешли к натуральным выплатам. Дворники получали доплату на спецодежду, и это всех смешило. Но Ликуд смех прекратил, обложив все выплаты подоходным налогом, после чего они стали невыгодны - ведь в среднюю зарплату они не входят, и значит, никакие полезные отчисления с них не производятся.

Френкель + Неэман = стабилизация

Расточительность правительства Рабина - Переса - Шохата бросила экономику вниз. Следующий премьер-министр Нетаниягу с тоской вспоминал, что правительство Шамира оставило в наследство сбалансированный бюджет. После краткой каденции в очередной раз обиделся и ушел в отставку Меридор, и в Минфине появился независимый специалист и известный адвокат Яаков Неэман, который, как и последовавший за ним Меир Шитpит, понимал: не надо мешать крупному специалисту, управляющему Банком Израиля Яакову Френкелю. А Френкель сумел загнать инфляцию в приемлемые пределы и своим громким именем привлечь иностранные капиталы. Конечно, его заявление о свободной конвертируемой валюте было только заявлением, но при нем шекель стал намного сильнее. Инициируемые правительством девальвации (очень напоминавшие советские повышения цен на золото, когда «знающие люди» заблаговременно скупали драгоценный металл) закончились, и обменный курс устанавливался на основе торгов на бирже.

Была при Френкеле - Неэмане и одна крупная девальвация, которой так добивались интересанты. Тогда Френкель продемонстрировал, что может управлять ситуацией. Вообще его действия были крайне решительными Помните кризис при «старом» Ликуде? Правительство рассчиталось с населением векселями, привязанными к доллару, и, как положено, нашлись «жучки», скупившие достаточно много этих векселей по дешевке. К моменту их выкупа в 1993 году «жучки» попытались поднять курс доллара, но Френкель энергичными мерами продемонстрировал тщету их усилий.

Шалом, Машиах

Второе пришествие Байги было не таким продолжительным и не таким разорительным, но бюджет оказался разбалансированным. Новый министр финансов Сильван Шалом должен был исправлять положение. Он когда-то учил экономику в Беэр-Шеве и приступил к решению задачи с пылом.

Главное – увеличить экспорт. Как? «Уронить» обменный курс. Задача Шалома облегчалась тем, что Френкель, увидев Байгу в кабинете министра, ушел в отставку, и на его место назначили хорошего специалиста Давида Кляйна, не обладавшего необходимым авторитетом.

Уронить-то курс уронили, но последствия были самыми печальными. Похоже, прежние воззрения нуждаются в пересмотре. Снижение курса валюты на 20% не приводит к росту экспорта хотя бы потому, что есть совсем дешевые Китай и Индия. Шалом обложил налогом все, до чего мог дотянуться: доходы от игры на бирже, сберегательных программ и депозитов, наследства, даже заставил израильтян, работающих за границей, доплачивать налоги на Святой земле - в случае, если налоговые ставки за границей оказывались ниже, чем в Израиле.

Вот только результат его усилий уникальным не был. Капиталы, терявшие из-за девальваций («Самая лучшая новость, которую я когда-либо слышал», - это он, Шалом) и обложенные со всех сторон налогами, ринулись из страны. Уплывали не только деньги иностранцев или богатых израильтян, скромные сбережения переводили и те, кто относился к среднему классу. А раз уплывали капиталы, то и биржа рухнула, и банки зашатались, и вся финансовая система пришла в расстройство.

Теперь Шалом говорит, что он спаситель, что его реформы - то, что нужно было. Шалом атакует по двум причинам. Во-первых, он верит в то, что правительство Ольмерта вот-вот падет, да и праймериз в Ликуде не за горами. А во-вторых, он рассчитывает на короткую память народа Израиля - и скорее всего, правильно.

Провал экономической программы

Биби опять досталось тяжелое наследство. Он не хотел этой обременительной должности, но в противном случае его ждала расправа - Шарон уже все приготовил. Говорят, выжить ему помог неожиданный звонок Кондолизы Райс. Шарон старших слушал всегда.

Придя в новый кабинет, Нетаниягу проявил свои амбиции реформатора. Он не мог отменить нововведения Шалома. В этом не было необходимости. Одно его появление вернуло Израилю доверие зарубежных инвесторов, которым нужно главное - спокойствие и отсутствие незапланированного вмешательства политиков в экономику. Снижение налогов на корпорации подстегнуло инвестиции, и к тому моменту, когда мировая экономика начала выправляться, израильские компании были готовы конкурировать с остальными. Начался безостановочный рост инвестиций, приток капиталов на биржу и непосредственно в компании, появился платежеспособный спрос (налоги на высокие зарплаты Нетаниягу тоже снизил), колеса завертелись и вертятся до сих пор.

Так почему же речь идет о провале реформ? Потому, что Нетаниягу вовсе не собирался ограничиваться изменением соотношения сил на фондовом рынке или приватизацией нескольких государственных компаний. Это очень важно, но он-то планировал совсем другое. Помните выступления на тему «45:55»? Даже если исключить из 55% государственных служащих тех, кто работает на военных заводах и создает материальные ценности (в том числе и на экспорт), то все равно слишком многих тащит на себе частный сектор. А его силы не беспредельны.

Конечно, Нетаниягу преследовал и личные интересы. Чиновничество в большинстве случаев - это назначенцы правящей олигархии, к которой он никакого отношения не имеет, более того, эта олигархия не раз пыталась похоронить «чужака». И кто сказал, что она способна была без боя отдать завоеванное? Конечно, будь на месте председателя Гистадрута нынешний его глава, все могло бы сложиться по-другому (хотя я не очень представляю себе, как это Офер Эйни стал бы помогать разрушать опору своей власти), но боевой отряд рабочего класса во главе с Амиром Перецем сказал: «Не позволим». И не позволили. Реформы Тэтчер и Рейгана поддержали суды, но это - не в Израиле.

Поэтому реформы Нетаниягу ограничились стабилизацией бюджета, ограничением правительственных расходов и незначительными преобразованиями. И пусть они дали положительный результат, считать их полноценными и удавшимися мы не имеем права.

Министр новый - идеи старые

Авраам Гиршзон, нынешний министр финансов, - старый ликудник. Он был таким, он таким и остался. Кадима - это не партия, даже для Израиля, пережившего Третий путь и Шинуй, это не партия, это - пи-ар-тия. Шарон собрал воедино всех тех, кто уже проиграл праймериз в своих партиях, и тех, кто только еще готовился их проиграть. Поэтому мы имеем полное право причислить Авраама Гиршзона к нашему списку.

И политика его ничем не отличается от той, которую стал бы проводить в сложившейся ситуации любой ликудовский министр финансов. Он продолжил то, что делал Нетаниягу, ни в чем не отступая от пути предшественника, не делая никаких резких движений. Конечно, ему пришлось уступить популистским требованиям, и вот уже правительственные расходы выросли больше, чем было положено по прежнему законодательству, но осторожность - это одно из лучших качеств Гиршзона.

Его осторожность помогла стране пережить без финансовых потрясений вторую ливанскую войну. Конечно, если бы на биржу падали ракеты, инвесторы вели бы себя по-другому. Хайфский порт вымер, но Ашдодский оставался в строю, и аэропорт работал, благо его закрывал не Насралла, а Перец. Но Гиршзон - тоже политик, он тоже честолюбив, и терпеть нападки Нетаниягу, не всегда справедливые и еще реже - тактичные, он не мог.

Пакет реформ Гиршзона не ругает только ленивый, а я ленив. Скажу только, что самоокупаемость этих реформ - миф, потому что повышение налогов никогда не давало эффекта, во всяком случае, того, на который рассчитывали их инициаторы. Кроме того, отрицательный подоходный налог - это штука замечательная, он стимулирует выход на работу получателей пособий, вот только один у него недостаток: работы нет. В Израиле много тех, кто хотел бы работать, но негде, Поэтому сомнительно, чтобы этот налог что-то дал, кроме небольшой добавки огромной армии израильтян, вынужденных работать за недостойную зарплату.

Кстати, Сильван Шалом подал аналогичный законопроект. Ничего в этом плохого нет, но он утверждает, будто бы выдал идею. На самом деле ее автор - британская писательница-социалистка 1940-х годов Джульетт Рис-Вильяме, а широкой публике ее преподал Милтон Фридман.

Вот, собственно, и все. Что же получается? Получается плохо. Если у Аводы вообще нет экономической политики, то у Ликуда она плохая. И куда теперь крестьянину податься?

"Вести"

При перепечатке вы обязаны указать, что впервые эта статья опубликована в газете "Вести" (Израиль)

Если вы заметили орфографическую ошибку,
выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Поделиться:
Реклама в Израиле


Главная | Знакомства | Знакомства с анкетой | Доска объявлений | Курсы валют | Статьи | Опросы | Онлайн ТВ | Анекдоты | Гороскоп | Новости в фото | Новости за вчера
Рейтинг | Lenta новостей | Канал новостей США | Подписка на новости | Баннерная сеть | Загрузка файлов | Форум | Связаться с нами | Реклама у нас
новости израиля Любое использование материалов запрещено без письменного разрешения редакции сайта новостей ISRA.com.
При перепечатке гиперссылка на сайт Израильские Новости обязательна.
ISRAland Online Ltd. 1999 - 2019 © Все права защищены.
Лицензионное соглашение
Ограничение использования материалов агентства Associated Press

последние новости США ISRA.com рейтинг Система Orphus