Портал ISRAland - израильские новости


18 Ноября 2018 [10 Кислева, 5779 г.] В Иерусалиме
Взгляд: В Израиле
Архив статей

Клизма для капитана

15.05.2007 | 00:48


Петр Люкимсон, Новости недели

Международный отдел "Мосада" был создан в 1955 году для того, чтобы арестовать бывшего офицера СС и ЦАХАЛа Ульриха Шнепта.


От Бреста до Адриатики

Как выяснится потом, в ходе допросов Ульриха Шнепта, его первые воспоминания связаны с Кенигсбергом, точнее, с расположенным в этом городе сиротским приютом, куда мать отдала его сразу после рождения. Потом его усыновила небогатая, но довольно состоятельная семья Кляйн, но Шнепт через всю жизнь пронес ненависть к Кенигбергу, которая почему-то невольно перекинулась на самого великого уроженца этого города – философа Иммануила Канта.

С отрочества Ульрих Шнепт мечтал покинуть Кенигсберг, и в 1941 году ему это, наконец, удалось – он был призван в ряды немецкой армии и благодаря своему высокому росту и прекрасной физической форме оказался в рядах СС.

22 июня 1941-го Шнепт в числе первых немецких солдат пересек границу СССР. Принимал ли он в составе зондеркоманд непосредственное участие в уничтожении евреев Украины и Белоруссии? Исера Харэля, первого главу "Мосада", весьма интересовал ответ на этот вопрос, но получен он так и не был, а сам Ульрих Шнепт, разумеется, категорически отрицал какое-либо участие в этих акциях, понимая, что признание будет означать для него смертный приговор. Доподлинно известно только одно: в начале 1942 года Шнепт получил ранение, был направлен в госпиталь и по выздоровлении на Восточный фронт не вернулся, а оказался сначала в Югославии, а потом в Италии. Здесь он и попал в плен к американцам, после чего стал узником лагеря военнопленных в оккупационной зоне США. Начались бесконечные допросы, в ходе которых американцы пытались выяснить, чем же именно занимался капрал Шнепт во время своей службы в СС. Наконец, решив, что он был всего лишь мелкой сошкой и непричастен ни к каким военным преступлениям, Шнепта отпустили на все четыре стороны. Выйдя на свободу, он направился во Франкфурт, где в числе прочих наводнивших Германию беженцев из Польши, Чехословакии и бывшей Восточной Пруссии, обосновалась его мать.

Германия тех лет представляла собой поистине печальное зрелище. Страна была разделена на четыре оккупационные зоны. Значительная часть промышленных предприятий простаивала. Хлеб и другие продукты выдавались по карточкам. Хорошо жилось в эти дни в Германии только… евреям, которых не успели уничтожить гитлеровцы. Ульрих Шнепт, снимавший небольшую комнату в доходном доме, с завистью наблюдал, как его сосед-еврей получает денежные пособия и посылки со всякой снедью от "Джойнта" и других еврейских благотворительных организаций. Ослабевший от постоянного недоедания, он все чаще подумывал о том, чтобы прикинуться евреем. И в один прекрасный день 1947 года он явился в "Джойнт", представился там евреем Габриэлем Зисом, предъявил купленные за день до того фальшивые документы на это имя и… получил право на денежное и продуктовое довольствие. Никто не поинтересовался его биографией, его знанием идиша или еврейской традиции. Ему просто поверили на слово.

На дальних берегах

С этого момента Ульрих Шнепт стал вовсю пользоваться благами, которые ему предоставляло новое имя, записываясь на довольствие и продуктовые посылки во все действовавшие тогда на территории Германии еврейские организации. Одновременно он начал подумывать о том, чтобы вообще эмигрировать из Германии, и документы на имя Габриэля Зиса могли сослужить ему в этом добрую службу. А задумал Шнепт-Зис добраться до Палестины, откуда, как он слышал, было куда легче, чем из Германии, эмигрировать в США или Канаду. Так он оказался на направляющемся к берегам Земли обетованной корабле "Фамагуста", однако до берегов этих тогда так и не доехал – англичане ссадили всех пассажиров корабля на Кипре и поселили в специальном лагере для незаконных еврейских эмигрантов. В этом лагере Габриэлю Зису и пришлось пробыть чуть ли не до конца 1948 года – англичане не желали, чтобы арабские страны обвинили их в том, что они помогают новорожденному Израилю в увеличении его армии, а потому не разрешали взрослым мужчинам въезжать на территорию Еврейского государства и некоторое время после его создания.

Однако обитатели кипрского лагеря для потенциальных репатриантов даром времени не теряли – всех их обязали вступить в "Хагану" и начали обучать владению стрелковым и прочим оружием. И вот здесь Габриэль Зис блеснул своей прежней выучкой – никто не мог быстрее его разобрать и собрать автомат, так хорошо, как он, замаскировать мину, так ловко метнуть гранату. Вскоре на талантливого молодого человека обратили внимание и сделали его инструктором для новобранцев "Хаганы". А когда Габриэль Зис, сменивший в лагере фамилию на Зисман, оказался в Израиле, его тут же направили на офицерские курсы. Спустя несколько месяцев он получил погоны младшего лейтенанта, а затем и лейтенанта ЦАХАЛа.

В те годы новые звания в ЦАХАЛе из-за острой нехватки офицерских кадров присваивали необычайно быстро, и Габриэль Зисман не успел опомниться, как стал капитаном израильской армии. Он уже всерьез стал подумывать о военной карьере в Израиле, как с ним произошла досадная неприятность: однажды, находясь в изрядном подпитии, Зисман начал орать немецкие песни и кричать, что когда он служил в СС, был куда более счастлив, чем сейчас. На его счастье слова про СС тогда приняли за шутку. Правда, шутку плохую, несовместимую со званием офицера ЦАХАЛа, и Габриэль Зисман вынужден был подать в отставку.

Так он оказался в Ашкелоне – без работы и средств к существованию. Поселился он на квартире у евреев-выходцев из Германии и вскоре стал любовником хозяйки этой квартиры - Марго.

Нужно сказать, что Марго была старше любовника на 20 лет, и почти на столько же моложе мужа. Отставной офицер ЦАХАЛа, похоже, серьезно привязался к своей немолодой любовнице, и они решили вместе вернуться в Германию, жизнь в которой постепенно налаживалась и становилась более привлекательной, чем в Израиле.

Итак, в феврале 1954 года Марго и Габриэль отправились на корабле в Геную, чтобы уже оттуда добраться до родного для обоих Франкфурта.

Однако в Генуе у Зисмана-Шнепта начались неприятности. Если у Марго был, помимо израильского, еще и германский паспорт, с которым она могла беспрепятственно въехать в Германию, то Ульрих Шнепт был обладателем только израильского гражданства. А в израильском паспорте того времени стояла печать "Въезд разрешен всюду, кроме Германии" - считалось, что нога еврея не должна ступать на землю этой страны. И таким образом въезд в Германию Габриэлю Зисману был закрыт. Узнав об этом, Марго не стала с ним церемониться – она направилась в Германию сама, а затем вызывала туда своего мужа, и таким образом состоялось воссоединение их семьи. А Габриэль-Ульрих остался в Генуе без гроша в кармане, и очень скоро ощутил знакомые по прежним временам муки голода…

Информация по сходной цене

В поисках выхода Шнепт сначала направился в германское консульство в Генуе, где попытался рассказать правду о том, что в свое время служил в рядах СС, попал в плен к американцам, затем прикинулся евреем, оказался в Израиле и сейчас хочет вернуться на родину. Однако консул принял его за еврейского провокатора и выставил за порог.

Оказавшись на улице, Зисман-Шнепт начал думать, что бы такое продать, чтобы обеспечить себе хотя бы кусок хлеба и крышу над головой. И после долгих раздумий он пришел к выводу, что единственным его достоянием является информация об Израиле и его армии, в которой ему довелось служить. А единственным, кого эта информация может заинтересовать, являются враги Израиля, то есть арабы. С этим Ульрих Шнепт и направился в египетское консульство в Генуе.

В отличие от своего немецкого коллеги, египетский консул выслушал историю Ульриха Шнепта куда более благосклонно, велел накормить его обедом, а затем дал билет на поезд до Рима и предписал явиться там в египетское посольство.

Разумеется, встретившие Шнепта в Риме сотрудники египетской разведки поверили своему гостю не сразу – поначалу они приняли его за израильского шпиона, засланного с целью дезинформации. Но когда, наконец, поверили, стали детально расспрашивать обо всем, что было известно Шнепту о ЦАХАЛе – о системе подготовки солдат и офицеров, вооружении, принятой тактике, устройстве военных баз и т.д. Тогда вся эта информация для египтян и в самом деле была на вес золота.

После окончания допроса египтяне стали уговаривать Шнепта вернуться в Израиль и продолжить там заниматься шпионажем. Они обещали платить ему 10 тысяч долларов в год – весьма приличную для начала 50-х годов сумму, - но Шнепт настаивал на том, что хочет лишь получить какое-то вознаграждение за уже переданную им информацию и просит помочь ему въехать в Германию. Египтяне отступили, и по изготовленному ими «лессе-пассе» Уриэль Шнепт вернулся в Германию.

Здесь он первым делом встретился со своей Марго и в порыве откровенности рассказал ей обо всем – начиная со своей службы в СС и кончая приключениями в Риме. Однако у Марго этот рассказ вызвал не жалость, а шок. И дело было не только в том, что она не собиралась больше бросать своего мужа. Она была поражена тем, что стала любовницей бывшего эсэсовца, который вдобавок ко всему стал сотрудничать с врагами Израиля – государства, которое она, несмотря ни на что, считала своим. И Марго распрощалась с Ульрихом Шнептом, чтобы больше никогда с ним не встретиться.

Примерно месяц спустя в ШАБАК пришло письмо с подробным изложением истории Ульриха Шнепта и рассказом о его встрече с представителями египетской разведки в Риме. Более того, в письмо была вложена фотография Шнепта. Автором этого письма, как уже, наверное, догадался читатель, был муж Марго, решивший таким образом отстоять интересы покинутого им еврейского государства, а заодно отомстить молодому любовнику своей жены. Но в ШАБАКе и "Мосаде" никого не интересовали мотивы, двигавшие автором письма.

Операция "Хокен"

Сегодня рвение, проявленное израильскими спецслужбами для поиска Шнепта, может лишь вызвать улыбку. Ну, какой ущерб мог нанести безопасности страны бывший капитан, окончивший ускоренные офицерские курсы и прослуживший в итоге в армии без году неделю?! Однако тогда, в 1955-м, вся эта история воспринималась совсем иначе. И неслучайно операция по захвату Шнепта получила название "Хокен" – на иврите: "клизма". Шнепту следовало вставить клизму. Об этом прямо заявил на заседании, посвященной разработке будущей операции, глава "Мосада" Исер Харэль.

- Следует учесть, что у нас практически нет опыта проведения операций за границей, - добавил Харэль. – Что ж, значит, будем учиться. Если понадобится – создадим специальный отдел…

Так начиналась история того самого отдела "Мосада", которому еще только предстояло доставить в Израиль Адольфа Эйхмана, отыскать Йоселе, провести операции возмездия за убийство израильских спортсменов в Мюнхене. Но тогда…

- А чего с ним цацкаться? – спросил начальник арабского отдела Мишка Дрори. - Давайте просто пристрелим этого типа в его Франкфурте – и дело с концом!

- Ни-ко-гда, - по слогам проговорил Харэль, - никогда Государство Израиль не будет действовать подобными методами. Нет, мы привезем Шнепта сюда и здесь будем его судить. А тот, кто попытается нарушить закон, сам в итоге пойдет под суд!

- И как мы его привезем? – поинтересовался кто-то из присутствовавших.

- А вот над этим мы сейчас и подумаем, - ответил Харел.

Спустя несколько дней после этого совещания проживавший во Франкфурте, спившийся и опустившийся почти на самое дно жизни Ульрих Шнепт познакомился с весьма приятной супружеской парой. Его новый знакомый представился офицером, служащим при миссии НАТО, и прозрачно намекнул, что может помочь ему устроиться на работу, связанную с некой разведывательной миссией. Однако Шнепт поспешил заявить, что готов работать только на территории Германии… Прошла еще неделя – и Шнепт будучи в гостях у своих новых знакомых познакомился с сотрудником иракского консульства Эданом Ибн-Эданом. Молодые люди оказались почти ровесниками, с первых же минут понравились друг другу, и Эдан Ибн-Эдан пригласил нового приятеля в ресторан.

Уже после того, как выпито и съедено было более чем достаточно и иракский дипломат подозвал официанта, чтобы расплатиться, у него из кошелька выпала карточка, на которой молодой араб был изображен в форме капитана иракской армии.

- О, так ты капитан! - воскликнул Шнепт. – А ведь я тоже был капитаном. Мы с тобой в одном звании, дружище!

- Капитаном СС?

- Нет, капитаном ЦАХАЛа!

- Быть того не может! Ты, немец, служивший в СС, был капитаном ЦАХАЛа?! – откликнулся его собеседник. – Похоже, ты действительно сегодня перепил!

- Я? Перепил?! – обиделся Шнепт. – Поедем ко мне домой, я тебе покажу альбом со своими снимками в Израиле!

Само собой, Шнепт и не подозревал, что его новый приятель является отнюдь не иракским дипломатом, а сотрудником ШАБАКа, уроженцем Ирака Сами Мория. И трюк с искусно подделанной фотографией, на которой Мория запечатлен в форме капитана иракской армии, был придуман заранее.

Последующие недели Мория потратил на то, чтобы еще больше сблизиться с Ульрихом Шнептом, и наконец однажды он открыл ему, что является сотрудником иракской разведки и хочет предложить приятелю поработать на его ведомство.

- Я не могу вернуться в Израиль, - покачал головой Шнепт. – Наверняка там уже все знают о моем прошлом, и меня арестуют прямо в аэропорту. Ты не представляешь, насколько хорошо работает израильская разведка!

- Да миф это все! – отрезал "Эдан Ибн-Эдан". – Эти евреи только и умеют, что создавать о себе мифы и заставлять других в них верить! Ты сменишь прическу, сбреешь усы, перекрасишь волосы – и никто из прежних знакомых тебя не узнает. Документы мы выправим тебе самые надежные… И главное – мы ведь не хотим, чтобы ты проник в израильский ШАБАК или генштаб. Здание у тебя будет пустяковое… Ты, наверное, читал в газетах, что израильтяне нашли нефть в районе Ашкелона – как раз там, где ты когда-то жил. Так вот, нам важно знать, насколько велики эти запасы, не скажется ли эта находка на мировом рынке нефти. Твоя задача – просто побывать в районе нефтепромыслов, посчитать вышки, понять, качают ли евреи нефть, и если да, то в каком объеме. И всё – возвращаешься и получаешь кругленькую сумму наличными!

Предложение, которое было сделано Шнепту "Ибн-Эданом" было продумано самым тщательным образом - ведь в "Мосаде" и ШАБАКе очень боялись, что Шнепт испугается и отвергнет его. И в конце концов он согласился.

В январе 1956 года Ульрих Шнепт вместе с Сами Мория выехал в Париж, чтобы оттуда на самолете компании "Эйр-Франс" добраться до Израиля. Внешность он изменил в точном соответствии с указаниями своего "друга" и был очень доволен, когда Мория, встретив Шнепта на улице, сделал вид, что не узнал его.

В Париже Мория старался все время неотлучно находиться при Шнепте, чтобы тот, не дай Бог, не передумал. Правда, получалось это не всегда. Например, когда Шнепт решил пойти в ночной стриптиз-бар, Мория получил от начальства разрешение купить только один билет – для "клиента". Покупать за деньги "Мосада" второй билет ему было запрещено личным приказом самого Исера Харэля. "Чтобы не разбазаривать казенные деньги и не приучать сотрудников к буржуазному разврату!" – так пояснил Харэль свое решение.

Таким образом, пока Шнепт наслаждался стриптизом, Мория торчал на январском морозе, вспоминал тихим, но недобрым словом Исера Харэля и думал, поверил ли Шнепт в то, что он не посещает стриптиз лишь по религиозным соображениям...

Но самая настоящая угроза провала возникла накануне отлета Шнепта в Израиль, когда Мория повел его в дорогой ресторан восточной кухни. Они как раз сели за стол, и Сами стал делать заказ на родном ему языке, когда в ресторан вошел… давний приятель Мория, сотрудник "Мосада", не так давно женившийся и отправившийся с молодой супругой в свадебное путешествие. И надо же было тому случиться, что он тоже захотел провести вечер в этом ресторане!

Если бы он окликнул Сами и обратился к нему на иврите, все было бы кончено. Однако приятель мгновенно оценил ситуацию, все понял и будто не замечая Мория, сел с супругой за соседний столик.

Однако услышав, что за соседним столиком говорят на иврите, Ульрих Шнепт напрягся.

- Эти двое – израильтяне, - прошептал приятелю Шнепт. – Они говорят на иврите. Не исключено, что они агенты израильской разведки…

- Чего тебе только не померещится! – ответил Мория, стараясь отвлечь внимание Шнепта от этой пары.

В аэропорту "Орли" Мория ждал еще один сюрприз.

- Если евреи попытаются меня арестовать, я дорого продам свою жизнь! – неожиданно с жаром произнес Ульрих Шнепт. – Ведь я вооружен!

- Но мы так не договаривались, - стараясь сохранить хладнокровие сказал Сами. – Если израильские охранники при проверке засекут твой пистолет – операция провалится. Так что давай лучше все отменим или... или ты отдашь мне свое оружие!

- Нет, я не идиот! - ухмыльнулся Шнепт. – Никакого пистолета у меня нет. Зато есть авторучка, которая стреляет таким ядовитым газом, что мгновенно отправляет человека на тот свет, и ее никакая служба безопасности не засечет! Вот она – в нагрудном кармане пиджака!

Нужно ли говорить о том, что, проводив Шнепта, Сами Мория мгновенно бросился к телефону – сообщить об имеющейся у бывшего эсэсовца ручке...

В аэропорту имени Бен-Гуриона Ульрих Шнепт не успел огладеться, как к нему подкатило такси. "Одну минутку, я только получше закрою дверь с вашей стороны", - сказал ему таксист, протянул руку к двери, но в последний момент ловко выхватил из переднего кармана пиджака своего пассажира авторучку. Затем улыбнулся и сказал: "С приездом, капитан Габриэль Зиман! Или все таки Ульрих Шнепт? Как прикажете вас называть?" И тут такси со всех сторон окружили машины с сотрудниками ШАБАКа...

Шнепт начал давать показания уже на первом допросе. Он подробно рассказал о том, как купил поддельные документы на имя Габриэля Зиса, как въехал в Израиль, как встретился с сотрудниками египетской разведки в Риме. Поведал он и о цели своего нового визита в Израиль, однако при этом так и не назвал имени Эдана Ибн-Эдана – по всей видимости, он продолжал считать его капитаном иракской разведки и нисколько не винил в своем аресте. В том же 1956 году суд приговорил Шнепта к семи годам тюрьмы, но спустя пять лет, в 1961-м, его освободили по амнистии.

Большую часть своего пребывания в тюрьме Ульрих Шнепт посвящал изучению иврита и ТАНАХа, однако сразу после своего освобождения он покинул Израиль. С тех пор о его дальнейшей судьбе ничего не известно.

"Новости недели"

При перепечатке вы обязаны указать, что впервые эта статья опубликована в газете "Новости недели" (Израиль)

Если вы заметили орфографическую ошибку,
выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Поделиться:
Реклама в Израиле


Главная | Знакомства | Знакомства с анкетой | Доска объявлений | Курсы валют | Статьи | Опросы | Онлайн ТВ | Анекдоты | Гороскоп | Новости в фото | Новости за вчера
Рейтинг | Lenta новостей | Канал новостей США | Подписка на новости | Баннерная сеть | Загрузка файлов | Форум | Связаться с нами | Реклама у нас
новости израиля Любое использование материалов запрещено без письменного разрешения редакции сайта новостей ISRA.com.
При перепечатке гиперссылка на сайт Израильские Новости обязательна.
ISRAland Online Ltd. 1999 - 2018 © Все права защищены.
Лицензионное соглашение
Ограничение использования материалов агентства Associated Press

последние новости США ISRA.com рейтинг Система Orphus